Тереса Бьёрнебу. НОРВЕГИЯ

Вернуться в каталог
Страна: Норвегия

Родилась в 1963 году в Норвегии. Работала театральным критиком в норвежских газетах «Моргенбладет», «Афенпостен», «Классекампен (с 2015 года). Редактор ежеквартального издания «Норвежский журнал о Шекспире и театре» (с 1982 года).

Развернуть текст
Рекомендует
ОСТРОВ. Режиссер Юнас Корел Петерсен
Развернуть
04 Марта
18:00
ЭДДА. Режиссер Роберт Уилсон
Развернуть
ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА - НОЧЬ НА ЗЕМЛЕ. Режиссер Эрик Ульфсбю
Развернуть
ЧАСТНЫЕ ИСПОВЕДИ. Режиссер Лив Ульман
Развернуть
БОРКМАН. Режиссер Ян Боссе
Развернуть
В фокусе прессы
Написать рецензию
НЕЧТО МЕЖДУ НАМИ
Эдриан Хитфилд
30.11.2016

Панегирики крайне редки в профессорской практике. Возможно, это единственный панегирик, который мне когда-либо доведется произнести. Мы заняты тем, что скрупулезно рассматриваем, ставим диагнозы, препарируем, препарируем произведения на слова и акты, не спешим давать отрицательную оценку с тем, чтобы лучше понять объект рассмотрения. Удовольствие, похвала, радость и торжество – редкие гости в этом процессе. Но сегодня все они в равной мере присутствуют. Я могу сказать с теплотой, полностью разделяя мнение жюри Международной ибсеновской премии, что нет другого ныне здравствующего театрального деятеля или коллектива, который я бы хотел видеть на месте «Forced Entertainment». Сложно перечислить все их достижения, и не только потому, что они создатели наиболее неуловимого из искусств – театра, – что подобен «призракам без плоти», которые «растают, словно дым». И не потому только, что особенность их творчества – создание такого рода спектакля, который привлекает внимание к самой быстротечности времени, который работает благодаря парадоксальной атмосфере аффектированной напряженности, где слова и действия не подтверждают друг друга и не поддаются рациональному объяснению. Еще и потому сложно перечислить их достижения, что то, что делает их творчество единичным и исключительным, это качество содержащееся в огромном количестве в более чем 60 спектаклях поставленных и сыгранных на протяжении более трех десятилетий совместного труда и показанных в более чем 40 странах по всему миру. Для современного театра, современных театральных исполнителей «Forced Entertainment» – путеводная звезда, настолько яркая в созвездии творцов современного театра, что каждый последующий творец должен по ним сверять свое местоположение, по ним наносить на карту свой путь, дабы не потонуть в бурной пучине творений.

Обзор чего-либо – это всегда подсчет, соотнесение приобретений и потерь, суммирование достижений. И тут вновь длительная творческая жизнь «Forced Entertainment» не поддается подсчету. Бессчетные минуты, часы, дни, месяцы, потраченные на то, чтобы быть и создавать вместе с другими, смотреть, делать, играть. Пробовать, проверять на прочность границы, проекты, тела и миры. Легко забыть, – потому что они приложили все усилия к тому, чтобы все это казалось естественным, достойным и привлекательным, – как тяжела эта долгая экспериментальная борьба на пути к созданию коллектива родственных душ. Как все это противопоставлено культуре, одержимой индивидуализмом, авторитетом и авторством, собственностью, поверхностностью и быстрой подачей, всем, что во мгновение ока становится зримым и легитимным. Когда 30 лет назад в возрасте 18 лет я впервые увидел их раннюю работу, которая называлась «Позволь воде течь своим путем в море, которое дало обещание», я сидел завороженный, и не мог пошевелиться, когда зрители покидали зал после спектакля. Я не мог подняться со своего места. Я лишился дара речи, но знал, что только что стал свидетелем чего-то, что разобрало на части все ленивые заверения современных театральных работ, заменив их на формы происходящие от необходимости и жизненной важности. На сцене естественные, страстные, настоящие люди, тела, страждущие без причины и цели, в обнаженном мире, созданном сияющей, надтреснутой поэзией. Антиутопия, как внутренняя суть того времени, театр наконец-то говорил со временем, с временем, жаждавшем другого мира, других возможностей и любви, превосходящий обедненную, дисфункциональную и жестокую реальность середины 80-х.

Государство, бряцающее оружием и не брезгующее слежкой, разжигает ярость к внутренним «врагам», опустошая бесчисленное количество жизней; угрожающе разросшиеся корпорации порождают жадность и сеют неравенство, а правительство трубит об обществе всеобщего благосостояния. Все посчитано и все под контролем: и для тех, кто ведет счет, и для других, кого просто не счесть. Театр Forced Entertainment  зародился в таком контркультурном контексте. История не остановилась, повторяя саму себя. На фоне последней волны корпоративной идеологии, опосредованно транслируемой через управление обществом, изоляционизм, нетерпимость и страх, Forced Entertainment  продолжает напоминать нам о других жизненных ценностях. Ценностях, которые происходят не из неуправляемого, безудержного потребления  и самозащиты, но из опыта подчинения и экспроприации, от отчуждения и непричастности, от ненадежного сообщества тех, кто не имеет ничего общего.

Будучи здесь слишком частым зрителем, в какой-то момент за эти тридцать лет я получил приглашение прийти и посмотреть предварительный прогон шоу, и для меня открылся совершенно другой мир Forced Entertainment. Довольно сложно случайному посетителю и аутсайдеру, каким являюсь и я, сразу понять, что же там происходит, как идет процесс, а особенно — их язык, и как они двигаются скачками и урыками, в прыжках и поворотах, в бесконечных версиях и метаморфозах миров.  И на каком-то этапе, позже, я понял, что в этом-то все и дело: творение рождается из коллективного бессознательного, изменчивого, свободного социального организма.

Возможно, это последние останки того старого-престарого микро-сообщества, эдакой семьи квиров: театральная труппа, странствующий театр. Если считать годы, и решать, что же на самом деле было важным за эти тридцать лет, я бы сказал так:  мы выдержали испытание временем, и в этом пространстве мы вместе творили вымысел. Со своими трудностями, разладами и воссоединениями. Это путь художника в мире:  долгий и дальний перелет от неспешного коллективного эксперимента над вниманием — к рождению произведения искусства.

Так что я просто хочу поблагодарить вас, Forced Entertainment. За вашу нежную меланхолию и вихрь эмоций, неистовые вспышки и кутерьму. Спасибо за пафос и банальность, за улыбки и зубовный скрежет, за пустяки и за важные вопросы.

Спасибо за горький сарказм, невыносимую сентиментальность, сомнительные и непристойные предложения, причудливые раздумья и абсурдные истины.

Благодарю вас за чувство возвышенного в мирском, за умение показывать непрезентабельное. Даже когда нет ничего для показа, когда нет слов и когда закончились поступки — вы все еще продолжаете шоу. Спасибо за всех глупых, безнадежных, потерянных, прячущихся, неуклюжих, отчаянных, рассеянных, бездарных, заблуждающихся, нерадивых, грязных и ничтожных людей, которые, тем не менее, находятся здесь сегодня вечером, пытаются быть кем-то значимым, пытаются заставить все это вертерться и работать, пытаются любить и делать шоу.

Благодарю Вас за неоднократные срывы, незавершенные мысли, невыносимый факт присутствия других людей. Благодарю за сочинение миров, созданных за счет отсечения чего бы то ни было. И спасибо за бесконечное молчание, бездонное отчаяние, и за проблески пустоты. Спасибо за непристойности, за убедительные не-эротические акты, а также за слова о неизъяснимом, которые вы повторяете снова и снова.  И за смех, отдельное спасибо за смех: за хихиние, жуткий гомерический хохот, тихие внутренние смешки и за истерический гогот.

Благодарю за каждую из ваших неудач: падения, запинания и тишину,  неудачные попытки, невозможные желания, обрывающиеся голоса и непослушные дрожащие руки, бесполезные действия и образы, избыточные положения и старые добрые финалы, и за гаснущий свет.

И спасибо за все списки, за работу по распространению, спасибо за цветы, за совершенство и восторги, за умение не повторяться в повторах, за измышления и выдумки, утопии и антиутопии.

Спасибо за все слишком долгие вечера, за готовность остаться на всю ночь, за работу до полного истощения, бесконечные вопросы и истории без конца. И спасибо за неизреченное чувство завершенности до наступления конца, самого что ни на есть финального — или множества финалов.

Спасибо Кэти, Ричард, Клер, Робин, Терри, Тим за невыразимый словами опыт и необъяснимую атмосферу. Спасибо за темную суть вещей, за радость во время катастрофы. И спасибо за это хрупкое театральное облако, что тихо дрейфует над расколотым миром. Я наблюдал за этим облаком в течение тридцати лет.  За тысячи крошечных осколков памяти, за искры жизни, страсти, духа и любви  — благодарю вас за все.

Эта речь была произнесена по случаю вручения театру Forced Entertainment Международной премии Ибсена 23 сентября 2016 года.

Эдриан Хитфилд — писатель и куратор, который ставит перформансы и спектакли в экспериментальных и танцевальных театрах. Он является автором монографии Out of Now о художнике Тейчин Сье и редактором книг “Предствляй, повторяй, записывай” (Perform, Repeat, Record) и “Вживую: искусство и перформанс” (Live: Art and Performance). Он стал одним из кураторов “Живой культуры” в Tэйт Модерн в 2003 году и куратором творческого исследовательского проекта “Перформанс имеет значение” (Performance Matters) в 2009-2014. Он был куратором-атташе на Сиднейском биеннале 2016 года и, в рамках платформы freethought collective, со-директором Бергенской Ассамблеи 2016 года. Он будет курировать павильон Тайваня на 57-й Венецианском биеннале 2017 года. Хитфилд также является преподавателем перформанса и визуальной культуры в лондонском университете Роэхэмптон.

 www.adrianheathfield.net

Перевод Бурцевой Веры

Наши партнеры
Станьте соавтором проекта
Высылайте свои материалы, редакция рассмотрит их
для публикации на нашем сайте
Добавить событие
Добавить рецензию